Пять ловушек измены

pli1

От измены не застрахован никто. Во все времена и во всех странах, вне зависимости от статуса, возраста и внешних данных, женщины испытывали чудовищное потрясение, узнав о неверности близкого человека.

Пережив первый шок и осознав предательство, каждая принимает собственное решение. Кто-то идет на разрыв, твердо понимая, что больше никогда не сможет доверять партнеру, а значит, все кончено. А кто-то – и таких женщин немало, много больше первых – пытается сохранить отношения. И вот на этом пути растерянную, раненную, оскорбленную женщину и подстерегают коварные ловушки, опустошающие душу и приносящие новую боль. О том, в какие ловушки можно попасть после измен и расставаний, рассказывает клинический психолог, кандидат психологических наук Люция Сулейманова.

Ловушка идеализации

«Я отказываюсь смириться с мыслью, что прежняя жизнь закончилась. Я перебираю воспоминания о том, как мы были счастливы. Я вижу в нем только хорошее. Нет-нет, он все тот же, он не изменился, это случайность! Я потерплю. Пусть он сделал мне больно и продолжает меня мучить, но по-своему он меня любит! Эта измена ничего не значит, у всех есть недостатки, все совершают ошибки, нужно только подождать – и все наладится!»

Женщина, попавшая в эту ловушку, идеализирует личность партнера и его чувства к ней, убеждая себя в незначимости и незначительности измены. Она отказывается трактовать ее как предательство и верит, что в мужчине вот-вот проснется совесть и оживут угасшие чувства. Она запрещает себе осознавать случившееся, отмахивается от боли и пестует в себе веру в возрождение отношений.

Так рассуждали отделенные от нас несколькими веками фаворитки Людовика XIV Луиза де Лавальер и Атенаис де Монтеспан. Каждая из них была подолгу удостоена милости государя – и обе так и не смирились с его охлаждением. Они до последнего верили в его возвращение (мадам де Монтеспан всерьез ожидала этого даже после позднего и последнего брака короля с мадам Ментенон). Так обычно и выражается динамика идеализации – переоценивание женщиной своего статуса в глазах мужчины.

А в середине прошлого века Кора, жена гениального физика Льва Ландау, в своем самоотречении осознанно захлопнула за собой дверцу ловушки идеализации. Измены мужа она не просто прощала, она им даже способствовала, знакомя его с девушками нужного типажа. Кора уверила в себя, что у ее выдающегося супруга свои особые потребности, которые нужно уважать, что физическая измена – не измена, и что по-настоящему он любит только ее, ведь всегда возвращается.

Ловушка жертвы

pli2

«Пожалейте меня! Вы же видите: мне плохо, я ранена! Сейчас мне как никогда нужно внимание, понимание и сочувствие – будьте рядом, слушайте, я снова и снова буду рассказывать вам о том, как меня предали, я буду вспоминать все детали – как я узнала, как поняла, как осознала. Посмотрите на меня!»

Женщина в ловушке жертвы жаждет внимания окружающих. Это – пища для человека, которого предали: собственная ценность для него после такого удара фактически обнуляется. Когда сочувствуют становится легче, симпатии на твоей стороне, ты раз за разом получаешь свою порцию внимания.

«Он подлец», «бедная, как тебе плохо!», «надо же так не ценить такое сокровище!» – общество парадоксально не позволяет женщине вырваться из ловушки, поддерживая ее психологическую выгоду ожидаемой и понятной реакцией сочувствия. Постепенно формируется зависимость – и женщина оказывается в замкнутом круге. Она чувствует необходимость постоянно предъявлять новые доказательства испытываемой боли. Теперь ей должно быть больно все время, и все должны это видеть. Но на этом пути можно потерять многое…

Гениальная певица Мария Каллас всю жизнь страдала от нелюбви и стремилась ее заслужить. Нежеланная родителями, изначально проигравшая в красоте старшей сестре, она вышла в мир со множеством комплексов и огромным желанием доказать, что достойна обожания. Отец, всю жизнь изменявший матери, стал ее мужской ролевой моделью. Греческий магнат Аристотель Онассис дал ей тот же сценарий – измены, терпение, ожидание. Предельно сконцентрированная на себе и на отношении публики и близких, Каллас требовала внимания. Сначала – успехами: невероятной историей похудания и блистательной музыкальной карьерой, потом – страданиями. Уход Онассиса к Жаклин Кеннеди Каллас перенесла чрезвычайно тяжело. Потеря голоса, последовавшая за этим, ее фактически добила: вне зависимости от диагноза (поврежденных связок) свою роль несомненно сыграло эмоциональное истощение и депрессия. До самой смерти Каллас ждала возвращения неверного возлюбленного.

Ловушка драматизации

«Значит, ты вот так со мной? И ты думаешь, это сойдет тебе с рук? Ну что ж, я покажу тебе! Я заставлю тебя испытать такую же боль и унижение, я не позволю ни тебе, ни себе забыть о том, что ты сделал. Я тебя ненавижу, я тебя не прощаю, я превращу твою жизнь в ад, я буду наказывать тебя бесконечно – каждым словом, каждым поступком, наедине и на глазах у всех!»

Женщину во власти ловушки драматизации переполняют гнев и ярость. Постоянная высокая энергетика, заставляющая ее буквально вибрировать, – это компенсация потери ресурса уверенности, спокойствия и «прикрытой спины».

Такая реакция характерна для людей с высоким уровнем конкуренции, гордых, сильных и ревнивых. Они в принципе склонны к самовзвинчиванию, а уж данная ситуация провоцирует их подбрасывать дрова в костер своего гнева без передышки. Психологически гнев – безусловно лучше, чем депрессия: он отвлекает, направляет эмоции вовне. Но это полезно лишь до определенной степени.

Моника Левински росла без отца и с детства искала замену ему во всех возлюбленных (в школе она буквально преследовала учителя, который вынужден был избегать назойливой девочки). Мать учила ее краситься – и уже в десять лет Моника подводила глаза и пользовалась румянами, а знания о любви приобретала в мыльных операх, особенно восхищаясь роскошными интриганками. Неудивительно, что пышногрудая и яркая стажерка, явно знающая, что к чему, привлекла внимание любвеобильного Билла Клинтона. Вот только он не учел, что для нее эта история – не короткая интрижка, а ставка всей жизни. Ее мужчина-приз, ее взрослый любовник-отец. Осознав, что Билл просто ее охотно использовал, мисс Левински пришла в настоящую ярость. В жажде уязвить изменника (а именно так она, видимо, понимала его возвращение к жене после всех интимных заверений в горячих чувствах), подтвердить свой статус и поднять рухнувшую самооценку, она решилась на беспрецедентную дерзость. В своем гневе Моника испортила жизнь не только президенту Америки, но и себе. Ее репутацию было уже не отмыть, как и пятно с платья, которым она потрясала.

Ловушка мести

pli3

«Ну, погоди же. Это – игра, в которую могут играть двое. Ты думаешь, ты хозяин положения? Ничего подобного! Я тоже могу смотреть на других, я тоже могу нравиться другим. Раньше я даже думать не могла об измене, но теперь – теперь я буду поступать так же, как ты со мной. Вот тогда-то ты поймешь, каково это. Я сравняю счет, я отомщу, и ты пожалеешь, ты даже не представляешь, как пожалеешь!»

Женщина в ловушке мести испытывает мучительное искушение совершить ответную измену. Ей кажется, что таким образом она излечит уязвленную гордость и подтвердит собственную ценность. А еще – рикошетом вернет изменившему партнеру причиненную боль. Однако в этой ловушке женщина чрезвычайно податлива и спонтанна – стремление к самому факту измены для нее важнее, чем то, с кем этом произойдет.

Сбит прицел: она может увлечься недостойным человеком, неверно истолковать отношение или сама причинить боль выбранному «орудием мести» мужчине. Но главное – ответные измены зачастую не приносят ожидаемого облегчения, а только опустошение, ощущение, что ты опустилась ниже, чем была готова, и отсутствие чувства правоты, ведь теперь ты – такая же.

Принцесса Диана вышла замуж за человека, любившего другую женщину. С той, другой, он и не подумал прерывать отношения после свадьбы. Камилла Паркер-Боулз в браке Дианы и Чарльза была третьей и, пожалуй, главной. Все попытки Дианы повернуть мужа к себе не дали результата. Рождение сыновей, рост личной популярности жены, ее работа на репутацию двора ничуть не трогали Чарльза, к присутствию Дианы в своей жизни он относился как к досадной необходимости. Осознав это, Принцесса Уэльская отказалась смириться.

Заложница статуса, не видевшая в тот момент возможности развода, Диана выбрала роль не жертвы, а мстительницы. Мстительницы с размахом, платившей сторицей не только неверному мужу, но и королевскому двору со всеми его устоями. В чем-то это напоминало вовремя не реализованный подростковый бунт: в отрочестве любовь «папиной дочки» Дианы не была оценена отцом. Под лозунгом: «Я найду человека, который будет меня любить, никто больше не будет пренебрегать мной!» – она ринулась в бой. Увы, раз за разом выбирая недостойных мужчин, делавших ставку на ее статус и приносивших все новые разочарования.

Ловушка героизма

«А в чем, собственно, дело? Что произошло? Лично у меня – ничего. У меня все отлично. Я совершенно спокойна, я не переживаю, живу, как раньше. И не смейте никто даже намекать, что у меня что-то не так. У нас с ним все по-прежнему, и что бы ни было, мы во всем прекрасно разберемся сами. Мы – команда, и я никому не позволю лезть в нашу жизнь!»

Женщина в ловушке героизма со стороны кажется незыблемой, как скала, и безмятежной, как озеро. Никто вокруг не подозревает, какая буря эмоций и боли разрывает ее изнутри. Не показать этого для нее – дело чести.

Она в совершенстве владеет навыком подавлять и даже отрицать свои чувства, чтобы не обнаружить своей слабости и не уронить своей гордости. Она стоически терпит, загоняя все вглубь и отказывая себе в сочувствии. Между тем, это самая деструктивная для души тактика: чувства не осмыслены, не сформулированы и не высказаны, проживания горя не происходит. Боль, не находя выхода, накапливается, буквально выжигая человека, и рано или поздно неизбежно вырвется с непредсказуемыми последствиями, в первую очередь – для здоровья.

Иконой стиля в Америке 60-х была Барбара Палей, муза Трумена Капотэ, супруга телемагната, основателя CBS Билла Палея. Законодательница мод, главная светская львица своего времени, кумир, объект подражания и ролевая модель тысяч женщин – ее считали самим совершенством. Муж гордился ею как трофеем – и постоянно, патологически изменял. Все знали об этом, но никакие сплетни, даже самые унизительные, не отражались на спокойном лице Бэйб. Она держала спину прямой и голову высоко поднятой, а статус своей семьи подняла на недосягаемую высоту. И никто даже представить не мог, что многие годы она не ложилась спать, не выполнив ритуала – в потайной комнате за своим будуаром Бэйб до изнеможения избивала стэком подушки буквально до клочьев. Зато все видели, что она курит по нескольку пачек крепких сигарет в день, и знали, что она страдает чудовищными приступами мигрени. Барбара умерла от рака легких, предварительно спланировав свои похороны до мельчайших деталей, вроде сервиза, вин и закусок на поминках.

А вот Хиллари Клинтон в подобных обстоятельствах сумела выйти из ситуации с максимальным достоинством. Пережив не только личную боль, но и публичный позор на весь мир, она выбралась из ловушки героизма живой. Да, она держала лицо, но не замкнулась в себе. Она не пряталась, оказала публичную поддержку мужу и нашла в себе силы заявить о собственных ошибках в браке – о невнимании к Биллу, об одержимости его карьерой, о перекосе в приоритетах, которые нарушили монолитность их супружеского партнерства. Надо полагать, боль и разочарование Хиллари были запредельными: муж предал ее не просто физической изменой, он обесценил дело ее жизни – когда-то она отказалась от собственной многообещающей политической карьеры, отдав все силы поддержке мужа. Но она справилась – возможно, в силу семейного сценария: Хиллари была старшим ребенком в семье военного, ценностями их дома были верность, порядок, дисциплина и постоянное движение вперед, преодолевая препятствия. Задача – важнее эмоций. Хиллари не стала заложницей статуса – и в результате этой крайне унизительной истории набрала немало очков в глазах публики. Ее не жалели – ее уважали.

Где выход?

pli4

Каждая из «ловушек измены» способна убить. Если не тело, то душу. Все они калечат, поскольку вынуждают женщину принимать предельно дисгармоничные решения. Душа выгорает от гнева, рвется от перепада температур в идеализации, пустеет от депрессии, расщепляется от мести, выхолащивается от героизации. Неизжитая травма измены меняет женщину, лишая уверенности, радости и покоя. Но из ловушек можно вовремя выбраться. Выход есть, как водится, там же, где и вход.

Конечно же, самым верным решением в этот сложнейший момент будет обращение к психологу. Но кое о чем я скажу прямо сейчас. Четыре первых ловушки подразумевают зацикленность на измене, неготовность, неспособность или нежелание отпустить ее, начать с чистого листа. Раз уж вы решились остаться с изменившим человеком, чистый лист необходим. Обновления отношений не получится, если память о предательстве будет подтачивать вас все время. Не попрекайте. Не напоминайте. Не оскорбляйте, не требуйте покаяния, просто оставьте позади. А еще постарайтесь осмыслить собственное поведение: возможно, вам тоже нужно что-то в себе изменить. Пятая ловушка сложнее: женщина-герой категорически отказывается признавать проблему и тем более обращаться за помощью. Между тем, ей критически необходимо излить свои чувства. Говорить нужно: с изменившим партнером, с кем-то близким, или хотя бы с бумагой, ведя тайный дневник. А еще такой женщине очень нужны прикосновения – телесная терапия, которая даст ей чувство «объятия», ласки и поддержки, пусть и косвенной (любые СПА-процедуры здесь очень пригодятся). И помните: женщины во все времена переживали измены. Вопрос – как. Если вы приняли решение сохранить отношения, то ключевое слово здесь именно «пережить». Ваша душа должна остаться живой.

Об авторе:

ЛЮЦИЯ СУЛЕЙМАНОВА — клинический психолог, кандидат психологических наук, управляющий партнер Центра образовательной кинесиологии, автор тренинга «Встань и иди».

Оригинал статьи: http://www.dni.ru/culture/2016/5/5/335857.html

Записаться на прием

loudsiya@gmail.com

+7(968) 798-01-95

Форма записи
Задать вопрос

loudsiya@gmail.com

Спросить он-лайн